InCo

"УК "Проммаштехнология" - машиностроительная компания, разработчик и производитель современного высокотехнологичного промышленного оборудования.    

Статьи

По мостовой Финского залива

По мостовой Финского залива

Иветта Красногорская

 

   Так случилось, что разведанные советскими геологами промышленные запасы такого ценного химического элемента, как марганец, вот уже больше десяти лет нам не принадлежат. Сузились политические границы государства, но место­рождения-то остались на своем прежнем месте - в Грузии и на Украине. Мы покупаем марганец у них. А еще ввозим из далекой и совсем уж чужой Африки. Но рано или поздно проблема марганца в России будет решена. По крайней мере у металлургов российского Северо-запада появилась надежда - после того как в восточной части Финского залива начали разрабатывать месторождение железомарганцевых конкреций (ЖМК) и даже вести добычу, пока только в рамках поисково-оценочных работ.

 

ЖМК-пуговица

 

    То, что восточная часть Финского залива, по сути дела, вымощена полями конкреций, - сегодня ни для кого не секрет и не сенсации. Это открытие сделано более двадцати лет назад, когда специалисты отдела Региональной геоэкологии и морской геологии ВСЕГЕИ им. А.П. Карпинского в процессе геологической съемки шельфа Финского залива обнаружили скопления железо-марганцевых конкреций на больших площадях. Вряд ли можно назвать это открытие совершенно неожиданным: скопления ЖМК - довольно распространенное явление. Но столь значительные концентрации на площадях в сотни квадратных километров и небольшой глубине (и среднем 25-30 м) - без всяких сомнений, это была удачная и очень перспективная находка.

 

   Хотя специалисты ВСЕГЕИ не вели поиск и разведку, в рамках своих научно-исследовательских работ они  зaкартировали и изучили поля ЖМК, сделав из этого много интересных вы­водов. Во-первых, выяснилось, что наи­более богат конкрециями район известного островного архипелага (острова Мощный, Гогланд. Большой Тютерс и другие). Во-вторых, был найден ряд морфотипов железомарганцевых конкреций: крупные лепешки диаметром до 15-20 см, сфероидальные конкреции, в которых, как оказалось, самое высо­кое содержание полезного рудного ком­понента...

   Конкреции Финского залива имеют повышенное содержание фосфора. Говорят, наличие фосфора снижает качество сырья и удорожает его себестои­мость, но металлурги высказывают и другое мнение: выделенный в производ­ственном процессе феррофосфор — по­лезный в промышленности  продукт. А в некоторых ЖМК в значительном ко­личестве содержатся даже платиноиды. Поля таких конкреций закономерно локализованы. Специалисты утверждают, что конкреции продолжают расти, хотя и медленно. Так что с некоторой  натяжкой ЖМК можно назвать возобновляемыми полезными ископаемыми. Однажды на дне залива ВСЕГЕИ нашли пуговицу от военного мундира времен Великой Отечественной войны. За прошедшие  60 лет она обросла двухсантиметровым конкреционным слоем…

 


 

Инициатива «Петротранса»

 

  Когда стало понятно, что поля  конкреций занимают сотни квадратных километров дна Финского залива, в научно-исследовательских работах появилось такое понятие, как прогнозные ресурсы ЖМК. По словам заведующего отделом региональной геоэкологии и морской геоэкологии ВСЕГЕИ, профессора, доктора геолого-минералогических наук Михаила Спиридонова, в Финском заливе около 15-20 млн. тонн марганцевого сырья. По оценкам нынешних разработчиков месторождения, общие запасы на лицензированной площади  - около 30 млн. тонн. Это безусловно впечатляет. Особенно с учетом того, что марганцевое сырье - одно из наиболее дефицитных в России. И самой главное, добывать его с такого мелководья относительно несложно, а доставлять потребителям можно дешевым водным транспортом.

   Все эти преимущества хорошо почувствовала петербургская акционерная компания ООО «Петротранс» (предприятие «КИНЭКС-холдинга»), которая, собственно, и начала здесь в  1998 г. поисково-оценочные работы. Сначала  вместе с «Северморгео», позже – уже самостоятельно. На первом этапе получали лицензии на отдельные участи и только потом уже – на всю акваторию залива, относящуюся к России. Лицензированная площадь составила  8600 км2, за счет коммерческой компании месторождение было поставлено на государственный баланс, и сегодня на всей этой акватории ведется пробоотбор, то есть добыча в рамках поисково-оценочных работ.

 «Месторождение действительно уникальное, - говорят в «Петротрансе». - Сегодня мы добываем сырье с глубины 26 м (максимальная глубина залежей 70 м): это ведь не карьерная добыча, здесь все намного проще и дешевле, а технология у нас давно отработаны.

   Однако не нужно строить иллюзий по поводу того, что в Финском заливе настоящий «остров сокровищ»: руды-то эти на самом деле довольно бедные. Со­держание марганца в руде, добытой с 26 м, - всего 17%, с 45-50 м - 24%. Сырье это труднообогатимо. Да и хими­ческих заводов в России, по сути, нет».

   Добыча, которую ведет сегодня ком­пания (не более 50 тыс. тонн в год), осу­ществляется пока только в рамках опыт­но-промышленных работ. До сих пор добываемое сырье складировали, но в Кингисеппе Ленинградской области вот-вот должен заработать завод по про­изводству химических концентратов. Планируется, что на стартовом этапе он будет производить 10 тыс. тонн диоксида марганца. Необходимое оборудование — уникальную сушильно-прокалочную технонологическую линию для производ­ства диоксида марганца на завод уже поставили. Владельцы предприятия обещают, что оно будет работать по са­мым современным технологиям, минимально загрязняя окружающую среду...

   Все эти годы «Петротранс» только и делал, что доказывал свою способ­ность добывать и перерабатывать сырье, Но оказалось все не совеем так просто, как думали вначале, Вo-первых, вложений в будущее производство пришлось сделать куда больше, чем предполага­лось. Во-вторых, вот уже три года ком­пания без видимых на то оснований не может добиться лицензии на промыш­ленную добычу и переработку марган­цевого сырья. Но есть ряд обнадежива­ющих фактов. Россия потребляет сегод­ня около 500 тыс. тонн ферромарганца. Запросы одной только «Северстали» — 60 тыс. тонн ферромарганцевой продук­ции. Не говоря уже о том, что в самой Ленинградской области  предприятий, работающих на этом сырье, немало: Кировский, Ижорский, Выборгский и многие другие заводы. Если есть спрос — будет и предложение.

   С 50 тыс. тонн в год «Петротранс» справляется без проблем. Пару транс­портных средств — и можно будет добы­вать уже 100-150 тыс. тонн. А чтобы выйти на уровень 500 тыс. тонн, понадобятся серьезные капитальные вложе­ния. Но все осуществимо при условии, что рано или поздно появятся лицензия и деньги. Ведь игра стоит свеч: цены на марганец будут неуклонно расти, по­этому можно не сомневаться, что «Петротранс» получит заслуженную при­быль. Кстати, говорят, что практичные китайцы уже делали попытки купить марганцевое сырье Финского залива, но им никто ничего не продал.

 

 

Ингерманландский козырь

 

   Между тем у экологов в очередной раз возникает резонный вопрос: а не при­несет ли добыча марганцевого сырья вреда акватории Финского залива? В этом вопросе и наука, и производственники единодушны: если все делать по уму, ничего плохого не произойдет.

   - Поскольку наш отдел называется отделом региональной геоэкологии и морской геологии, мы сразу же задума­лись над тем, не навредит ли природе добыча конкреций. Видите ли, они лежат на поверхности дна как мостовая и практически не прикрыты осадками. Но при добыче все равно происходит так называемое «взмучивание». С одной стороны, это не очень хорошо. С другой - нам известно, что взмученная зона является искусственным геохимическим барьером, она сорбирует ряд загрязняющих веществ, в том числе тяжелые металлы, и вода становится чище. Так что если подойти к добыче этих образований с умом, то вреда не будет или он сведется к минимуму. Более того, добыча конкреций может привести к положительному экологическому эф­фекту... - сказал Михаил Спиридонов из ВСЕГЕИ.

   Немалая часть залива является особо охраняемой природной зоной. Там рас­положено несколько заказников, в том числе и на той территории, где этих са­мых ЖМК - целые мостовые. Любопытно, что «Петротранс» узнал об этом уже после того, как вложил в участки деньги. Полому с экологами был най­ден разумный компромисс: добыча бу­дет вестись только щадящим способом, прекращаться во время нереста рыбы и щенения тюленей и кольчатой нерпы.

   Однако если экологи все-таки смогут добиться создания Ингерманландского заповедника (об этом говорят уже не­сколько лет подряд), нетрудно предпо­ложить, какие это может иметь последствия для добычи железомарганцевых конкреций. Территория будущего запо­ведника представляет, по словам специ­алистов, огромную ценность — это и прибрежные морские луга, и можжеве­ловые пустоши, и песчаные дюны. Здесь пролегает Беломоро-Балтийский миг­рационный путь — сохраняются тради­ционные стоянки пролетных водно-бо­лотных птиц, а также места щенения и лежек серого тюленя и кольчатой нер­пы (эти два вида занесены в Красную книгу).

   В Ингерманландский заповедник, по предварительным данным, должны вой­ти девять островов: в Выборгском рай­оне — Долгий Камень, Копытин, Боль­шой Фискар и Скала Халли, в Кинги­сеппском — острова Виргины, Малый и Большой Тютерс, Сескар и Скала Виг-рунд. Общая площадь заповедника, включая буферную зону и акваторию. может составить около 18 тыс. гектаров. Границы заповедника и охранной зоны пока уточняются.

   Хорошо бы, конечно, чтобы как в по­говорке: и волки сыты, и овцы целы. Но бывает ли так в жизни?..

 

© Государственное управление ресурсами, 2005

 

Статья опубликована в журнале "Государственное управление ресурсами" №5 / декабрь / 2005

 

Версия для печати


Яндекс.Метрика